Каково же было питание наших подводников в боевых походах в суровые годы Великой Отечественной войны?

Ответить на этот вопрос нам помогли хранящиеся ныне в фондах Архивного отдела Центрального военно-морского архива в Москве отчёты по нескольким боевым походам двух черноморских подводных лодок-«малюток» — М-54 и М-55 — за период с августа 1943 года по январь 1944-го. За это время обе лодки совершили 8 походов на боевые позиции, пробыв в море в целом 89 дней, на каждый из которых сохранилось отдельное меню экипажа, подписанное лодочным коком.

Кок советской подводной лодки С-56 Василий Павлович Митрофанов в отсеке, 1943 год, Северный флот. Фото Р.Л. Диамента.

Ответить на этот вопрос нам помогли хранящиеся ныне в фондах Архивного отдела Центрального военно-морского архива в Москве отчёты по нескольким боевым походам двух черноморских подводных лодок-«малюток» — М-54 и М-55 — за период с августа 1943 года по январь 1944-го. За это время обе лодки совершили 8 походов на боевые позиции, пробыв в море в целом 89 дней, на каждый из которых сохранилось отдельное меню экипажа, подписанное лодочным коком.

Кок подлодки С-56 В. Митрофанов за работой. Фото Р.Л. Диамента.

Советским подводникам в море полагалось трёхразовое питание — завтрак (именуемый также утренним чаем), обед и ужин.

Первый в сутки приём пищи был наиболее лёгким из всех. Обязательными элементами завтрака был чай с сахаром и белый хлеб со сливочным маслом. При этом на практике могли быть отступления от этих правил: редко (лишь в 3 случаях) чай заменяло какао, а масло — паштет (2 раза) или даже омлет (1). Чаще — 14 раз — вместо свежего хлеба выдавали галеты. В дополнение к такому лёгкому завтраку черноморским подводникам в боевом походе могли иногда выдавать различные «импортные консервы» (включая овощные; 8 раз), яйца (3), сыр (2); по разу в их боевом рационе на завтрак появлялись маринованная сельдь и варенье.

Самым обильным был второй в сутки приём пищи. Обязательным его элементом были 250 грамм вина. Традиционным первым блюдом был флотский борщ — со свежей капустой или с мясом (заправленный «импортными мясными консервами»). Вместо него готовились также супы — фасолевый (12 раз), картофельный (3) и рисовый (3) с теми же консервами; частой была замена борща супом из концентратов (10 раз). Обязательным элементом вторых блюд были всё те же различные «импортные мясные консервы», включая сюда сосиски, ветчину (бекон), колбасу и сало шпик. Основным гарниром для черноморских подводников был рис, вместо которого по 6 раз давали гречневую кашу, фасоль и картофельный соус или пюре. В редких случаях на второе блюдо полагалась манная или сладкая рисовая каша на сгущённом молоке (4 и 3 раза соответственно), а иногда — один только гарнир: рис со сливочным маслом (4), картофельный соус (3) или фасолевое лобио (2 раза). Третьим блюдом был обязательный флотский компот, хотя 4 раза он заменялся какао, а однажды — киселём.

Самым разнообразным по ассортименту был ужин. Традиционным его элементом было какао, вместо которого выдавали так же компот (10 раз) или чай с печеньем (1). На гарнир преобладал в различных видах картофель — соус (13 раз), пюре (10), отварной (7), жареный (4). Вместо него всё к тем же «импортным мясным консервам» (30 раз) или к рыбным консервам (26; в основном — маринованная сельдь) подавался так же рис (14), гречка (2), по разу — фасоль и солянка. Редко на ужин готовились сладкая рисовая каша на сгущённом молоке (2 раза) и омлет или открывались овощные консервы (по 1 разу).

Прием пищи на советской подводной лодке, 1944 г.

При анализе этих меню выявился ряд закономерностей. Так ужин обычно представлял из себя повторение второго обеденного блюда. Обычно к концу боевого похода подводники переходили со свежего белого хлеба (запас которого был ограничен) на галеты, более обильными становились вечерние приёмы пищи. Самый же большой ужин приходился на последний день похода — именно накануне возвращения в базу в вечернем меню появлялись такие блюда, как, например, «сосиска с рыбными консервами», «омлет с рыбными консервами» или «картофель жареный с рисом и ветчиной», каковых не готовилось в «боевые будни».

Торжественный обед членов экипажа подводной лодки Л-3 Краснознаменного Балтийского флота после возвращения из боевого похода. Судя по знакам различия краснофлотцев — фото до 1943 г.

Конечно, с точки зрения современного читателя, боевое меню черноморских подводников 60-летней давности не отличалось разнообразием и высокой калорийностью. Однако, необходимо помнить, что речь здесь шла о 1943-м — годе Великого Перелома в войне, когда вся Советская страна продолжала испытывать на себе тяжелейшие последствия первых двух военных лет. В этой связи обращает на себя внимание значительный объём импортного продовольствия, которое потребляли в боевых походах советские подводники — те самые «импортные консервы» (знаменитый «второй фронт»), без которых не обходился ни один день в море. Не следует так же забывать, что в ограниченном внутреннем пространстве «малюток» нелегко было бы разместить большое количество «разносолов» всех сортов. Так, исходя из обеденной нормы в 250 грамм вина в день, нетрудно подсчитать, что, уходя в 10-суточный боевой поход, экипаж «малютки» должен был найти в отсеках место для пяти ящиков с бутылками. Приплюсуйте сюда мешки с рисом, картофелем и капустой, коробки с консервами и галетами — в общем все те предметы ежедневного рациона черноморских подводников на третьем году войны, с боевым меню которых вы только что ознакомились.

В фондах Архивного отдела Центрального военно-морского архива в Москве хранится «Отчёт по медико-санитарному обеспечению в боевых походах подводных лодок КБФ за январь, февраль, март месяцы 1945 года» (АО ЦВМА, фонд 18, дело 40015, листы 694 — 698). Этот документ составил и подписал 25 апреля 1945 года флагманский врач Бригады подводных лодок Краснознамённого Балтийского флота Заслуженный врач РСФСР полковник медицинской службы Т.Кузьмин.

Одно из важных мест в данном отчёте занимает раздел «Питание», с содержанием которого мы знакомим читателей нашего альманаха. Итак, обратимся к тексту отчёта полковника Кузьмина:
 «Автономный паёк в основном оставался без изменений, но только сократился ассортимент продуктов. В результате сужения ассортимента продуктов уменьшилась и возможность разнообразить меню. Но всё-же при хорошей квалификации кока и достаточном внимании вопросам питания со стороны помощника командира ПЛ и фельдшера, и из тех продуктов, которые получали на ПЛ, можно было приготовить более или менее разнообразные и вкусные блюда. По этому на каждой ПЛ по возвращении из боевого похода отзывы о питании были разнообразные, — одним питание нравилось, а другим нет.

В кают-компании советской подводной лодки. Фото сделано до 1943 г. — на кителях офицеров еще нет погон.

При возвращении ПЛ из похода личный состав, как правило, прибывал в весе, в среднем (так в оригинале; следует читать «в среднем») около 1-2 кг. Потеря в весе отмечалась у мотористов, трюмных, электриков и рулевых, то есть тех специалистов, которым больше всего приходилось работать физически.

Как правило, во всех походах ежедневно приготовлялась горячая пища. На некоторых подлодках пища приготовлялась на целые сутки — когда ПЛ находилась в надводном положении, и хранилась в холодном виде, а при выдаче её только подогревали. Делалось это исключительно из-за экономии электроэнергии. Были случаи, когда горячая пища не приготавливалась по двое суток и больше, это диктовалось тактической обстановкой.
Калорийность суточного пайка была равна от 4100 до 4500 (калорий). Витамин «С», как правило, выдавался ежедневно. Опыт показал, что лучшим способом выдачи витамина являлось прибавление его к третьему блюду (компот-кисель).

Меню составлялось чаще всего на три дня, это давало возможность лучше учитывать пожелания команды и (диктовалось) необходимостью в первую очередь расходовать скоропортящиеся продукты».

Далее в своём отчёте полковник Кузьмин приводит примерные меню двух балтийских подводных лодок в их боевых походах. Для удобства чтения мы предлагаем их вниманию наших читателей в виде таблиц.

Гвардейская подводная лодка-минный заградитель Л-3 в свой очередной, 7-й за войну боевой поход вышла 23 января 1945 года, а вернулась в базу 8 февраля.

Личный состав с большим аппетитом кушал супы, приготовленные из свежих овощей, а так же селёдку с гарниром (солёные огурцы, солёная капуста, отварной картофель).
Выдаваемый в походе спирт, личный состав пил плохо, всё время просил заменить его вином, которого было выдано мало, кроме того с ПБ (плавучей базы подводных лодок) «Полярная Звезда» было получено плодоовощное вино низкого качества(,) из-за чего его пришлось быстро израсходовать, так как оно стало быстро бродить и киснуть».

Самым большим вопросом являлось хранение продуктов. Имеющиеся на ПЛ провизионки на столько малы, что и 1/8 получаемых на поход продуктов не может в них вместиться. Следовательно, большая часть продуктов размещалась по отсекам. Хранить же в отсеках можно не все продукты или, по крайней мере, они должны быть в хорошей упаковке. Об изготовлении специальной тары для ПЛ много говорили и писали, но и на сегодня ничего реального нет. В результате несоответствующей тары многие продукты быстро портились (сухари, квашенная капуста, огурцы, колбасные изделия и т.д.)». По данным Кузьмина, «за время похода было забраковано» 192 килограмма принятых на борт продуктов, в том числе: 70 кг солёной капусты из 170 имевшихся (или 41%), 50 из 340 кг солёных огурцов (15%), 12 из 13,6 кг свежей свёклы (88%), 10 из 17 кг свежей моркови (59%) и 50 из 595 кг свежего картофеля (8%). В целом это составило 3% от общего веса всех взятых на борт продуктов.

Вот как обеспечивались питанием балтийские подводники, выходящие в море в последний год войны».
К.Б. Стрельбицкий.


Сервировка стола для торжественного обеда комсостава. На столе — запеченные целиком поросята, традиционное блюдо на советском подплаве после успешного боевого похода.

Фото: Р.Л. Диамента.
К.Б.Стрельбицкий
(Московский Клуб истории флота (МКИФ), Москва)